"Еретики обычно, опираясь на словах Писания, — пишет Амвросиаст, — учат противно Писанию. Придавая словам Писаний свой собственный смысл, они его авторитетом одобрительным подкрепляют неправое мудрование ума своего. Ибо нечестие, зная, какой большой вес имеет авторитет Писания, под его именем слагает ложь, чтоб, поелику худая вещь не может быть принята сама по себе (под своим именем), она показалась удобоприемлемою под чужим добрым именем" (Феофан Затворник, еп. Толкования посланий ап. Павла. Пастырские послания. М. 1995, с. 145.).
Эти слова, приводимые в своих толкованиях на апостольские послания Епископом Феофаном Затворником, как нельзя лучше характеризуют принцип, на основе которого создавалась лукаво-изворотливая экклезиология Митрополита Киприана. Его богословская система, как и следовало ожидать, конечно, обилует многочисленными ссылками на святоотеческие творения и Священное Писание и не так то просто без достаточных знаний православного вероучения увидеть в ней мохнатую руку извечного врага нашего спасения и отца всякой лжи — дьявола. Вся задача, которую поставил перед собой в своем нечестивом намерении Митрополит Киприан, в сущности сводилась к тому, чтобы не нарушить грубо церковные правила или явно исказить отеческие писания, а как-нибудь умело обойти их с их же помощью. Но на всякую ложь найдется и правда, и "нечестивый падет от нечестия своего" (Притч. 11, 9). Но приступим, наконец, непосредственно к критике киприановского учения.

Учение митрополита Киприана о благодати, ереси и еретиках.

Первое положение экклезиологических тезисов гласит:
"Духовные болезни внутри Церкви лечатся либо покаянием, либо церковным судом. До самого извержения еретика, раскольника или грешника — будь то Церковью, или же непосредственно Самим Господом — мнение отдельного верующего не может заменить соборного приговора Церкви и ее Господа, Иисуса Христа, даже если дело останется неразрешенным до Второго Пришествия. Как известно, Церковь уподобляется в Писании полю, исполненному пшеницы и плевел (Матф. 13, 24-30), согласно Божественному и церковному домостроительству. Лица, заблуждающие в правильном понимании веры, и тем согрешающие, но еще не осужденные церковным судом, являются заболевшими членами Церкви. Таинства, совершенные такими неосужденными членами, согласно Седьмому Вселенскому Собору, действительны. Например, их "рукоположения суть от Бога", как замечает Председатель этого Собора св. Тарасий (Деяния 7-го Вселенского Собора, М. 12, 1042.). С другой стороны, возможные наказания, наложенные проповедниками ереси на Православных, противостоящих ей — недействительны и безосновательны, по учению Церкви, "с момента начала их проповеди" (то есть, с того момента, как они начали проповедовать ересь), как писал св. Целестин Римский и утвердил Третий Вселенский Собор (Деяния 3-го Вселенского Собора, М. 4, 1045.)." (гл. 1).
"Последователи нововведения в календаре еще не были осуждены именно как таковые всецерковно, как это принято в Православии. Как пишет св. Никодим Святогорец, нарушитель существующих правил считается осужденным только тогда, когда он уже был судим "вторым лицом, то есть собором" ( Преп. Никодима Святогорца Пидалион. Афины 1957, стр. 19, прим. 5.). Новостильники подлежат суду с 1924 года и должны быть судимы на основании Священных Соборов, как поместных, так и Вселенских, и в особенности на основании церковных постановлений шестнадцатого века, направленных против тогдашних предложений папы относительно реформы праздничного календаря. Поэтому те, кто отделяются от новостильников, на самом деле прерывают церковное общение "прежде соборного суда", как это предписано в 15-м Правиле Двукратного Собора. Итак, новостильники до сих пор не осуждены. Следовательно, их Таинства действительны, однако наказания, налагаемые ими на противостоящих — недействительны и безосновательны. Кроме того, их покаяние и возстановление в Православии — легко, лишь бы они сами пожелали этого благословенного возвращения", (гл. 3).
"Каждый член новостильной церкви в Греции может стать противостоящим экуменическому нововведению. Это может осуществиться через покаяние, как это всегда происходило в Православии... Возвращение в Православие может также осуществиться через формальное отречение от ереси..."
"Православное предание Святых Вселенских Соборов и Святых Отцов Православной Церкви учит нас, что заболевшие в вере члены разделенной Элладской Церкви могут быть приняты одним из вышеуказанных путей покаяния и возвращения в ряды Православия, поскольку они являются не осужденными схизматиками или еретиками, а членами Церкви, еще не приведенными к суду..." (гл. 4) (Киприан, митр. Оропосский и Филийский. Экклезиологические тезисы, или изложение учения о Церкви для православных, противостоящих ереси экуменизма. Фили, Аттика, Греция, 1993, с. 2, 5-7)
В этих рассуждениях Митрополит Киприан в основном занимается решением следующих вопросов: кого можно считать осужденными еретиками? когда еретик окончательно отпадает от Церкви? и на каком основании Церковь принимала еретиков или раскольников через покаяние или отречение от ереси?
Чтобы поближе познакомиться со взглядами Митр. Киприана, обратимся к другой его статье под названием: "Крещенское богословие экуменистов — новый вид протестантской "теории ветвей"" (Крещенское богословие экуменистов — новый вид протестантской "теории ветвей". // "Православная Русь", 1994, №12. В этой статье Митр. Киприан пишет: "Невозможно, конечно, для нас говорить о спасении через таинства еретиков, потому что это нарушило бы основной принцип учения о Церкви, что спасение совершается внутри границ канонического общества во Христе, т.е. внутри Тела Церкви, как благодатного и врачующего организма". В своей экклезиологии Митр. Киприан утверждает, что если Церковь принимает в общение заболевших в вере членов Церкви через покаяние или отречение от заблуждений, то делает она это исключительно на том основании, что присоединяемые — еретиками или схизматиками, как таковыми, не являются. Но в статье своей Митр. Киприан сам себя опровергает в следующих словах: "Принятие еретиков в лоно Православной Церкви по икономии, без крещения, однако, никогда не означало, что Церковь признает крещение инославных. Если правильный обряд для крещения был совершен вне Православной Церкви, и поскольку еретики обратились в покаянии в истинную и единственную Церковь, сама Церковь может, например, в некоторых ситуациях, не повторять самого обряда. Церковь "довершает, оживотворяет... несовершившиеся и поэтому недействительные и не безвинно совершенные" вне ее таинства и "заменяет все недостающее и осужденное в них помазанием св. миром и через это подаянием благодатных даров Духа" (П. Н. Трембелас. Догматика (на греч. языке), т. 3, стр. 56. Афины 1961 г.)".
Действительно, как свидетельствуют сами канонические правила, Церковь принимала без крещения или рукоположения действительных, а не потенциальных еретиков и схизматиков и, притом, разными способами. Таковы, например, енкратиты, кафары, пепузиане, идропарастаты, апотактиты и проч. (см. 1-е правило Св. Василия Вел.). Всех сих Св. Василий именует явными еретиками и раскольниками, которых подобает "вновь очищати истинным церковным крещением". "Но поелику, — пишет он далее, — некоторым в Асии решительно угодно было, ради назидания многих, прияти крещение их: то-да будет оно приемлемо". О том же говорится и в 95-м правиле VI Вселенского Собора: "Ариан, македониан, новатиан, именующих себя чистыми и лучшими, четыредесятников, или тетрадитов, и апполинаристов, когда они дают рукописание и проклинают всякую ересь, не мудрствующую, как мудрствует Святая Божия Кафолическая и Апостольская Церковь, приемлем, запечатлевая, то есть помазуя святым миром... Несториане же должны творити рукописания и предавати анафеме ересь свою... и потом да приемлют святое причащение". Все это также явные еретики и раскольники, давно осужденные Вселенскими Соборами и, однако же, приемлются они в Церковь различными способами, вне зависимости от степени их падения. При этом Св. Отцы категорически отрицали наличие благодати в обрядах, совершаемых еретиками, как отлученными от Церкви. Поэтому, как правильно пишет Митр. Киприан, несовершенный еретический обряд получает полноту и совершенство православного таинства в самом примирении с Церковью и не свидетельствует этим о своей изначальной благодатности.
Таким образом, в рассуждениях Митрополита Киприана обретается явное противоречие. Современных новостильников и экуменистов он в своей экклезиологии пытается сравнить с иконоборцами, которых Отцы VII Вселенского Собора присоединяли к Церкви через покаяние и отречение от ереси. Из этого Митрополит Киприан делает совершенно несостоятельный вывод, — что иконоборцы еретиками, как таковыми, до осуждения их Собором, еще не были, а потому и их таинства признавались действительными. Но в своей вышеупомянутой статье о "крещенском богословии" Киприан, к удивлению, выражает прямо противоположную мысль. В прим. 38 (с. 15) он называет "ошибочным мнением" утверждение, что VII Всел. Собор, принимая в общение иконоборцев, признавал их таинства действительными. "Очень печально, — пишет Киприан, — что академическое богословие старается представить VII Вселенский Собор якобы согласным со своими заблуждениями и даже со своим "крещенским богословием"."
Ссылка в киприановских тезисах на слова Св. Тарасия также несостоятельна, т.к. они были высказаны им в ходе соборных прений на усмотрение и обсуждение остальных Отцов, которые в своем окончательном Определении об иконоборцах изрекли: "Они дерзнули отвергать богоугодные священные приношения и назвали себя иереями, тогда как сами не были такими" (Деяния Вселенских Соборов. Т. 7. Казань 1891, с. 283.).
Что же касается самих присоединявшихся к Православию иконоборцев, то ни сам Вселенский Собор не считал их принадлежавшими до того к Церкви, ни сами они не претендовали быть ею. Вот слова самих присоединяющихся иконоборцев. Василий, Еп. Анкирский: "Насколько было моих сил, я исследовал вопрос об иконах и с полным убеждением обратился к Святой Кафолической Церкви". Феодор, Еп. Мир Ликийских: "...молю Бога и вашу святость присоединить и меня грешного к Святой Кафолической Церкви" (Деяния Вселенских Соборов. Т. 7. Казань 1891, с. 41, 43). А вот свидетельства свв. Отцов Собора: "Святейший патриарх Тарасий сказал: "как же теперь мы должны отнестись к этой, снова возникшей в настоящее время ереси?" Иоанн, боголюбезнейший местоблюститель апостольского престола на востоке сказал: "ересь отделяет от Церкви всякого человека". Святой собор сказал: "это очевидно"". И еще: "Святой собор сказал: "пусть прочитают свои отречения предстоящие епископы, как обращающиеся ныне к Кафолической Церкви"."( Деяния Вселенских Соборов. Т. 7. Казань 1891, с. 48.)
Но Митр. Киприан употребляет в своей экклезиологии совсем другой термин: "они были приняты в Православие", тем самым полагая немыслимое различие между Церковью и Православием.
Такое ложное мудрование опровергает Св. Максим Исповедник, который говорит: "Бог всяческих объявил кафолической Церковью правое и спасительное исповедание веры в Него" (Творения преп. Максима Исповедника. Кн. 1. М. 1993, с. 56). Таким образом, члены Церкви не могут быть принимаемы в ряды Православия, поскольку Церковь и Православие, по учению Св. Отцов, — одно понятие.
Допускать членство в Церкви вне Православия никак не возможно, поэтому "заболевшие в вере" членами Церкви быть не могут. "Без всякого сомнения, — подтвердим эту мысль словами преп. Иоанна Кассиана Римлянина, — тот, кто не исповедует веру Церкви, находится вне Церкви" (Цит. по: Серафим (Алексиев), архим.; Сергий (Язаджиев), архим. Почему православному христианину нельзя быть экуменистом. Спб. 1992, с. 19.). Тоже самое говорит и Константинопольский Патриарх Иеремия II: "Члены Церкви Христовой всецело преданы истине, а не всецело преданные истине не суть члены Церкви Христовой" (Иеремия II, патр. К/польский. Ответы лютеранам. М. 1866, с. 12). И св. Киприан Карфагенский: "Как диавол не есть Христос, хотя и обманывает Его именем, так и христианином не может почитаться тот, кто не пребывает в истине Его Евангелия и веры" (Св. Киприан Карфагенский. О единстве Церкви, гл. 14. Творения, Ч. 2, с. 189). Согласно со всеми Отцами и Великий святитель Григорий Богослов во втором послании против Аполлинария поучает: "держащихся иного учения отвращайся и почитай чуждыми Богу и Вселенской Церкви". В Послании Восточных Патриархов о Православной Вере, между прочим, сказано: "Веруем, что члены кафолической Церкви суть все, и притом одни верные, т.е. несомненно исповедующие чистую веру Спасителя Христа" (чл. 11). И еще св. Григорий Палама говорит: "Те, кто от Церкви Христовой, те и от истины; а те, кто не от истины, те и не от Церкви Христовой..., ибо мы должны различать христианство не по лицам (имеющим церковные звания), но по истине и точности веры" (Collected Works, II, 627, 10-16). Митр. Киприан это ясное учение свв. Отцов, конечно, знает, а потому экуменистов и новостильников, чтобы не лишить их права совершать св. таинства и быть членами Церкви, называет "православными". Он пишет в тезисах: "православные разделились на две части: на болящих в вере и на здоровых..." (гл. 3). Но тут же впадает в противоречие, ибо как православных возможно "принимать в Православие"?!...
Подлинную причину, почему Отцы VII Вселенского Собора присоединяли иконоборческих епископов к Церкви в сущем сане, изложена в "Пидалионе" преп. Никодима Агиорита. В своем толковании на 68-е Апостольское правило, гласящее: "Крещеным или рукоположенным от еретиков ни верными, ни служителями Церкви быти не возможно", он пишет: "Вселенский VII Собор, хотя и принял хиротонии еретиков-иконоборцев (впрочем, не первоначальников ереси и страстных ее приверженцев, не покаявшихся неподдельно и истинно, как сказал божественный Тарасий; но последовавших первоначальникам и истинно и неподдельно покаявшихся) и от них рукоположенных, не перерукоположив их заново..., но сие сделал домостроительно икономос (по икономии) ради великого множества тогда присоединявшихся иконоборцев" (Преп. Никодим Агиорит. Пидалион. Фессалоники 1991 (на греч. яз.), с. 91), — то есть по тем же самым соображениям, что и св. Василий по отношению к энкратитам, кафарам и иным еретикам — не признавая их таинств по-существу.
Таким образом, все ссылки Митр. Киприана на деяния VII Вселенского Собора нисколько не доказывают его точку зрения. Это подтверждается и тем фактом, что и другие Вселенские Соборы повелевали принимать некоторых еретиков через покаяние или отречение от ереси, а они были явными и осужденными еретиками, как это доказывается на основании уже приведенного здесь 95—го правила VI Всел. Собора. В тоже время, при сверке с источником слов св. Тарасия обнаружилось, что он не прямо сказал, что "рукоположения еретические от Бога", а просто: "хиротония от Бога" (Деяния Всел. Соборов. Т. 7, с. 58), имея в виду только присоединяющихся к Церкви из ереси, а не упорно продолжающих пребывать в ней. Не лишним было бы заметить и то обстоятельство, что сам Святейший Патриарх Тарасий не хотел поначалу принимать на себя сан патриарший на том основании, что с Константинопольской Церковью, впавшей в ересь иконоборчества, прервали общение все восточные и западные христиане. "Мы отчуждены от них, — говорил в своей апологии перед народом св. Тарасий, — и каждый день анафематствуемся ими" (Деяния Всел. Соборов. Т. 7, с. 31), — но согласился на хиротонию только под условием немедленного созыва Вселенского Собора.
Второй вопрос, который пытается решить Митр. Киприан, это — кого считать еретиками и кто имеет полномочие объявить заблудшего еретиком? В этом случае Киприан обращается к тексту 15-го правила Двукратного Константинопольского Собора, придавая ему своеобразное толкование.
Это правило, между прочим, гласит, что отделяться от общения с предстоятелем возможно только "ради некия ереси, осужденныя святыми Соборами или Отцами", т.е. поскольку проповедуемая ересь уже была ранее осуждена, то можно прекращать общение с предстоятелем и "прежде соборного рассуждения", так как в нем, этом соборном рассуждении, нет особой необходимости. Так именно понимали смысл этого правила Православная Церковь и святые Отцы. Это доказывается следующим.
Каждый год в Неделю Торжества Православия Св. Церковь провозглашает краткие анафематизмы на еретиков, учение которых было осуждено когда-либо соборно. Этим Церковь всякий раз как бы дает понять, что все принятые ею решения остаются в силе и по сей день, отлучая автоматически всех тех, кто с этими решениями несогласуется или вступает с ними в противоречие.
О новоявленных еретиках своего времени Епископ Феофан Затворник писал: " У нас ныне много распложается нигилистов и нигилисток, спиритов и других злоумников увлекаемых западными лжеучителями. Думаете ли вы, что св. Церковь наша смолчала бы, не подала бы голос, не осудила и не анафематствовала их, если б их пагубные учения содержали что-либо новое? — Никак. Собор был бы и соборно были бы они все с их учениями преданы анафеме и к теперешнему чину православия был бы приложен еще один пункт: Фейербаху, Бюхнеру, Ренану, спиритам и всем последователям их — нигилистам — анафема. Но нужды нет в сем соборе, нужды нет и в сем прибавлении. Их лжеучения наперед уж все анафематствованы в тех пунктах, где произносится анафема отвергающим бытие Бога, духовность и беземертие души, учение о Пресвятой Троице, о божестве Господа нашего Иисуса Христа" (Феофан Затворник, еп. Что такое "анафема"? // "Православная Русь", 1974, № 4). Тот же Еп. Феофан в толковании на Гал. 1, 8: "аще кто благовестит вам паче, еже прилете, анафема да будет", пишет: "Апостол положил только начало анафематствования. После Церковью отмечены уже все воззрения, достойные этой кары. В настоящее время нечего ждать особого акта церковного для поражения сим судом зловещателей. Они сами подставляют свою голову под этот меч, как только изобретают противные истине мнения и упорно начинают стоять в них" (Феофан Затворник, еп. Толкование Послания св. Ап. Павла к Галатам. М. 1893, с. 70, 71).
Это подтверждается еще некоторыми примерами. Когда Св. Отцы VI Вселенского Собора произносили проклятия на монофелитов, то постановили: "Проповедовавшим, проповедующим и имеющим проповедовать одну волю и одно действие в воплощенном домостроительстве Христа Бога нашего — анафема" (Иоанн, еп. Аксайский. История Вселенских Соборов. М. 1995, с. 298), — т.е. осудили не только прошлых основоположников ереси и ее настоящих последователей, но и всех будущих еретиков. А вот что писал св. Григорий II, папа Римский, к императору-иконоборцу Льву Исавру в ответ на его послание и когда тот открыл гонение на св. иконы: "... Собственноручно подписав написанное тобой к нам, ты сам обрушил на свою голову проклятие. Мы же, как имеющие право, власть и силу от св. верховного Петра, думали также наложить на тебя наказание: но так как ты сам наложил на себя проклятие, то и оставайся с ним, а вместе с тобой подвергнутся ему и твои советники, которых ты опутал" (Иоанн, еп. Аксайский. История Вселенских Соборов. М. 1995, с. 310-311). Св. Папа категорически отрицал нужду в созыве нового Вселенского Собора, поскольку Лев Исавр, по его мнению, самыми своими действиями и словами уже попрал постановления свв. Отцов предыдущих Шести Вселенских Святых Соборов и подпал под осуждение их.
Но с особенной силой против Киприана свидетельствует 6 правило II Вселенского Собора, которое дает следующее определение еретикам: "Еретиками же именуем как тех, которые издавна чуждыми Церкви объявлены, так и тех, которые после того нами анафеме преданы; кроме же сего и тех, которые хотя притворяются, будто веру нашу исповедуют здраво, но которые отделились, и собирают собрания против наших правильно поставленных епископов". В толковании на сие правило канонист Зонара более подробно выразил это: "Еретики суть все, мыслящие несогласно с православною верою, хотя бы давно, хотя бы недавно они были отлучены от Церкви, хотя бы древних, хотя бы новых ересей они держались" (Правила Святых Отец с толкованиями. М. 1884, с. 156). Очевидно, что эти правила касаются и современных экуменистов и новостильников.
Итак, нужды в Соборе для осужденных уже ранее еретиков нет. Из самого 15-го Правила Двукратного Собора следует, что отделяющиеся от своего предстоятеля ради некой ереси, уже ранее осужденной соборами, этим самым "осудили не епископов, а лже-епископов". Слово "лже-епископ" уже само по себе свидетельствует о его внецерковности, а отделяющиеся не только лишь прерывают церковное с ним общение "прежде соборного суда", как это пытается представить Киприан, но и "прежде соборного суда... осуждают".
Тем не менее, Митр. Киприан, акцентируя свое внимание на тех же словах сего правила: "прежде соборного суда", дает ему совсем иное, выгодное ему толкование. Митр. Киприан настаивает, что эти слова свидетельствуют, будто соборный суд должен состояться непременно по каждому случаю, а до того еретики не могут быть осуждаемы. В подтверждение себе он приводит слова св. Никодима Агиорита, который, действительно, в объяснении этого правила подтверждает подобную мысль. Но мнение преп. Никодима входит в явное противоречие с исповеданием Отцов II Вселенского Собора, который, как выше сказано, объявил, что осужденными еретиками являются не только те, кто был официально отлучен от Церкви Вселенскими Соборами, но и даже те, кто всего лишь "отделились, и собирают собрания против наших правильно поставленных епископов" (6-е пр.) и вне зависимости, древних или новоизобретенных ересей они придерживаются, по толкованию Зонара. Тем более сие осуждение касается тех отделившихся от Церкви собраний, которые вводят новшества, анафематствованные ранее "святыми Соборами или Отцами", как мы видим в случае с новостильниками.
И Григорианская Пасхалия, и Григорианский месяцеслов были осуждены Поместными Соборами Константинопольской Церкви трижды: в 1583, в 1587 и в 1598 г. г., при участии восточных Патриархов.
Сигилион Патриарший и Синодальный
Иеремия, милостью Божией Архиепископ Константинопольский — Нового Рима и Вселенский Патриарх.


Так как опять церковь старого Рима, как бы радуясь тщеславию своих астрономов, неосмотрительно изменила прекрасные постановления о Священной Пасхе, совершаемой христианами, которые постановлены и определены 318—ю Святыми Отцами Святого и Вселенского Собора 1-го Никейского, уважаемые христианами всей земли и празднуемые как определено, — сего ради становится причиною соблазнов. Ибо пред нашею Мерностью предстали мужи-армяне, спрашивая относительно практики празднования, потому что и они вынуждаются принять сии новшества.
Сего ради мы должны были сказать, что о сем постановлено Святыми Отцами. Наша Мерность, обдумав вместе с Блаженнейшим Патриархом Александрийским и Блаженнейшим Патриархом Иерусалимским и прочими Членами Синода "в Дусе Святе" определяет, разъясняя решение о сем Святых Отцев.
Обозначено 1583 года от воплощения Слова, Ноябрь 20, Индиктиона 12.
Константинопольский Иеремия, Александрийский Сильвестр, Иерусалимский Софроний и прочие Архиереи Собора.

Решение сего Св Собора с епитимиею. глава Z.

Кто не следует обычаям Церкви и тому, как приказали Семь Святых Вселенских Соборов о Святой Пасхе и месяцеслове и добре законоположили нам следовать, а желает следовать Григорианской Пасхалии и Месяцеслову, тот, как и безбожные астрономы противодействует всем определениям Святых Соборов и хочет им изменить или ослабить, да будет анафема, отлучен от Церкви Христовой и собрания верных. Вы же православные и благочестивые христиане пребывайте в том, чему научились, в чем родились и воспитались, и когда вызовет необходимость и самую кровь вашу пролейте, чтобы сохранить отеческую веру и исповедание; хранитесь и будьте внимательны от сих, дабы и Господь наш Иисус Христос помог вам и молитва нашей Мерности да будет со всеми вами. Аминь.

Эти постановления подтвердил Второй Сигилион Патриарха Константинопольского Кирилла.
Второй Сигилион
Вселенского Патриарха Кирилла в 1756 году, изданный по случаю происшедших новых соблазнов, произведенных папистами относительно изменения нашей священной Пасхи и Месяцеслова. Отлучение от Церкви.
Кирилл, милостью Божией, Архиепископ Константинопольский — Нового Рима и Вселенский Патриарх.


Честнейшие клирики нашей Христовой Великой Церкви и прочие благоговейнейшие иереи и преподобнейшие иеромонахи, певцы в церквах града нашего, последователи неботаинника Павла, который говорит: Если кто будет благовествовать вам противное тому, что мы благовествовали вам, хотя бы то был и Ангел с неба, да будет анафема; иерей ли, мирянин ли, то да будет отлучен от Бога, проклят и по смерти да не растлеется и пребудет в вечных муках. Камни и железо пусть разсыплются и распадутся — сии же никогда же и никакоже. Да наследуют проказу Гиезия и удавление Иуды; да будут на земли как Каин, иже стеня и трясыйся; и гнев Божий да будет на главе их и участь их да будет с предателем Иудой и богоборцами иудеями; земля разверзшися да поглотит их, как некогда Дафана и Авирона; Ангел Божий да преследует их мечем во вся дни жизни их, и да подлежат они всем проклятиям Патриархов и Соборов под вечным отлучением и в муках огня вечного. Аминь.

Нелепо, конечно, утверждать, что все эти Соборные постановления и отлучения не распространяются на современных новостильников. То, что Константинопольские Соборы выносили свои определения по поводу нового стиля неоднократно, это не свидетельствует о том, что предыдущие решения ими не признавались, или, что со временем переставали иметь силу и действие. Но всякий раз, провозглашая отлучение, эти Соборы, напротив, подтверждали только прежние постановления, включая и постановления Вселенских Соборов. Делалось это для того, чтобы оградить как можно более тщательно свою паству от новых соблазнов, а не по каким то иным, измышленным Киприаном причинам.
В разрешении вопроса, кого же все таки следует считать еретиками, Митр. Киприан прибегает к еще одной хитрой уловке. Он пытается ставить разницу между ересью и самими еретиками. Этой посылкой и определяется его отношение к предыдущим постановлениям Соборов, осудивших ересь и тогдашних ее последователей. По мнению Киприана, состоявшиеся в прошлом Соборы могут служить только "основанием" для церковного суда над современными еретиками. Нелепость такого утверждения также весьма очевидна, ибо Св. Церковь никогда не осуждала ересь отдельно от еретиков, по слову Писания: "вравне ненавидима суть Богу и нечествуяй, и нечестие его" (Прем. 14, 9). Если же когда-либо Вселенские Соборы проклинали одну только ересь, как это было с нечестивыми писаниями блаж. Феодорита, который сам произнес отречение от них, то зато осуждались другие последователи ее. Если Митр. Киприан признает осуждение ереси, то неизменно должен признавать осуждение не только всех прошлых, но и будущих последователей ее.
Действительно, в своей экклезиологии Митр. Киприан само нововведение в церковном календаре ставит наравне с ересью экуменизма, но современных его последователей нигде прямо еретиками не именует. Так он пишет: "Современное нововведение в праздничном календаре преподносится как невинное хронологическое изменение. Тем не менее, это есть начало и ясное выражение и манифестация ереси экуменизма. Это изменение является не просто обширной религиозной и церковной реформацией, но нововведением именно экуменическим, домогающимся ассимиляции Православных еретиками и подчинения Православия антихристу-ересиарху папе. Оно заключает в себе "низвержение всего, и в конечном итоге, принятие антихриста", как пишет тот же преп. Феодор о михийской ереси (преп. Феодор Студит. Письма, кн. 1, № 34, к Папе Льву, Р.С. 99, 1025.), которая, также как и ересь экуменизма, отвергает закон Божий" (гл. 3). И даже, более того, немного далее Митр. Киприан пишет: "Согласно учению Святых Отцов Православной Церкви, так называемый "Священный Синод Элладской Церкви" не является синодом объединенной Элладской Церкви. Этот синод, уклонившись в нововведение, оказался в разладе с Церковью. Его действия и решения в пользу изменения календаря и папского экуменизма — и вообще ереси экуменизма — ставят его несомненно в разряд древних соборов, которые сочувствовали еретикам или сами были еретическими" (Киприан, митр. Оропосский и Филийский. Экклезиологические тезисы, с. 4, 8). Киприан признает, что экуменизм и новостилие — это ересь, даже признает официальный синод еретическим, но почему-то членов этого, подчеркнем, еретического синода, именует не раскольниками (намеренно заменяя слово "раскол" словом "разлад") и еретиками, "а членами церкви, еще не приведенными к суду". Но ведь если нет еретиков, нет и ересей!
И здесь Митр. Киприан прибегает к еще одному хитросплетенному книжническому лукавству, перенося вопрос в иную плоскость: когда того или иного еретика можно считать отпавшим от Церкви, сразу ли по провозглашении им ереси, или же только после Соборного суда над ним? — и, конечно, прибегает ко второму ответу.
Но посмотрим по учению Св. Отцов и на примерах из церковной истории, соответствует ли ответ Киприана истине?
Примеры эти с несомненностью доказывают нам, что не Соборы, а сами ереси отчуждают их последователей от Святой Православной Церкви, Главы Ее — Господа Иисуса Христа Бога нашего и благодати Святого и Животворящего Духа. Вот что пишет о ереси, на основании святоотеческого учения, Еп. Игнатий (Брянчанинов). "Вселенская Церковь, — пишет он, — всегда признавала ересь смертным грехом, всегда признавала, что человек, зараженный страшным недугом ереси, мертв душою, чужд благодати и спасения, в общении с диаволом и его погибелью. Ересь — грех ума. Ересь — более грех дьявольский, нежели человеческий; она — дщерь диавола, его изобретение, — нечестие, близкое к идолопоклонству... Всякая ересь содержит в себе хулу на Духа Святого! она или хулит догмат Святого Духа, или действие Святого Духа, но хулит непременно Святого Духа. Сущность всей ереси — богохульство" (Игнатий (Брянчанинов), еп. Ставропольский. О невозможности спасения иноверцев и еретиков. // "Земщина", 1991, № 25). "Этот страшный грех, заключающий в себе хулу на Святого Духа, — пишет тот же Еп. Игнатий о ереси в другой статье, — совершенно отчуждает человека от Бога, предает во власть сатаны" (Игнатий (Брянчанинов), еп. Ставропольский. Понятие о ереси. // "Вертоград", 1993, № 1, с. 20). "Ересь есть отчуждение от Бога. Еретик отлучается от Бога живого и истинного, и приобщается диаволу и ангелам его. Отлученный от Христа уже не имеет Бога, Которого он мог бы умолить о грехах своих, и, ао всех отношениях есть погибший", — поучает Авва Агафон Египетский (Отечник, составленный еп. Игнатием (Брянчаниновым). Спб. 1891, с. 42-43). Св. Афанасий Великий в одном из своих посланий к монашествующим пишет, что ересь "не имеет общения с Церковью и чужда небесам" (Цит. по: "Православная Русь", 1994, с. 6). Св. Антоний Великий о том же предмете говорит так: "Кто не содержит правой веры, тот приуготовляет пищу неспящим червям и жертву князю темниц адских; дух его чужд жизни вечной; он явный отступник от Бога" (Отечник, с. 1-2). "Бойся пагубной ереси, — наставлял своих духовных чад старец Анатолий Оптинский, — ибо она обнажает от благодати и разлучает со Христом" (Старцев Оптиной пугтыни нягтятение мпняхям и миряням зело полезное II "Земщина", № 26(43); "Укрепляйся сын мой..." // "Град Китеж", 1992, № 3(8).). Св. прав. Иоанн Кронштадтский о ереси и еретиках, поучает: "Отрекающийся от Православной веры, как истинной веры, поэтому самому отрекается и от общения с Самим Главою Церкви — Христом" (Св. прав. Иоанн Кронштадтский. Поучение по поводу отступничества от Православия. // "Санкт-Петербургские епархиальные ведомости", Вып. 9, с. 83).
В житии Паисия Великого (память 19 июня) находится следующее замечательное повествование. "Один из учеников святого Паисия, — повествует житие, — повинуясь его приказанию, отправился в Египет, чтобы продать свое рукоделие: на пути он случайно встретил некоего еврея, шедшего тоже в Египет, и пошел с ним вместе. Дорогою еврей, увидев простоту его, начал изливать скверным своим языком яд, который имел в сердце своем от душетленного змея, и сказал, между прочим, иноку: "О, возлюбленный! почему вы так верите в простого, распятого Человека, когда Он вовсе и не был ожидаемым Мессией? Другой должен придти, но не Он". После того, как еврей наговорил ему много и других лукавых и душевредных слов, инок, по своей умственной слабости и простоте сердечной, был обольщен евреем: он внимал словам его, как истине, и даже раз промолвил: "Может быть и правда то, что ты говоришь". О, прельщение и неожиданная напасть! ибо сей инок тотчас же лишился благодати крещения". Далее в житии говорится, что по возвращении инока в пустыню, авва Паисий прозрел его падение, вопросив о причине его. После того, как инок исповедал свой грех, "преподобный затворился на молитву и стал просить Господа, да простит Он грех ученику его, который согрешил пред Ним по неосторожности и безхитростному невниманию. И Господь, никогда не презирающий, но всегда исполняющий молитвы угодника Своего, преклонился на милость и простил согрешившего; знамением же прощения было следующее видение: преподобный узрел благодать Духа Святого, возвратившуюся в виде голубя к ученику тому и вошедшую в уста его, и при этом увидел и злого духа, вышедшего из согрешившего инока в виде темного дыма, и разлившегося по воздуху".
Из этого примера особенно отчетливо видно, что благодать Духа Святого оставляет еретиков тотчас же по произнесении ими своего богохульства, и даже в том случае, если грех этот был совершен по неведению и в простоте сердца. Тем более, таинства, совершаемые еретиками, отделившимися от Церкви, не могут быть действительными. Впрочем, следует подчеркнуть, что недействительными являются таинства только тех отступающих от православия, кои отделились от Церкви. Т.е. если, например, клирик или епископ начинают нарушать отдельные каноны и выражать какие-либо неправославные мысли (кроме всем явной и очевидной ереси), но еще до суда над ними вышестоящих иерархов находятся в Церкви, то совершаемые ими таинства, в силу права, которое дает им Церковь, действительны. Но в то же самое время невидимым действием суда Божия они отпадают от Церкви, как говорит св. Иоанн Златоуст: "Не всех Бог рукополагает, но через всех действует", т.е. если они еще находятся в ограде Церкви. Иное дело, когда еретики сами отделяются от благодатного Тела Церкви и, согласно 1-му правилу св. Василия Великого, теряют власть "преподати другим благодать Святаго Духа, от которой сами отпали". Митр. Киприан же считает благодатными таинства тех еретиков, которые вышли из Церкви и сами себя лишили благодати.
Священное Писание ясно дает понять нам, что упорствующий еретик осуждается уже в силу самой проповедуемой им ереси. Св. Апостол Павел в Послании к Титу, между прочим, пишет: "Еретика человека по первом и втором наказании отрицайся, ведый, яко развратися таковый, и согрешает, и есть самоосужден" (Тит. 3, 10-11). "Плод же упорства в ереси, — объясняет это место Епископ Феофан, — есть потеря царствия Божия. В другом месте Апостол, перечислив дела плотские, в числе которых поставлены и ереси, заключил: таковая творящий царствия Божия не наследят (Гал. 5, 21). Еретик, упорно стоящий в ереси, отселе уже сам себя приговаривает к сему лишению царствия, — не приговаривая приговаривает самым действием упорства в ереси, не смотря на изобличение излюбленной им лжи". На слова Ап. Павла: "аще кто не любит Господа Иисуса Христа, да будет проклят" (1 Кор. 16, 22), тот же Еп. Феофан говорит: "Если кто не любит Господа, то прямой знак, что он не состоит в союзе с Ним; а если не состоит с Ним в союзе, то чужд христианства, чужд тела Церкви, самоотлучен от нее, хотя и носит имя христианина, — анафема и значит отлучен от тела Церкви. В подлиннике стоит только анафема, — а что прибавить здесь: есть или да будет, — оставляется на волю читающего. Думается, что здесь лучше идет: есть, в такой мысли, что кто не имеет любви к Господу, тот уже отсечен от Церкви, не член ее, или член отторгшийся" (Феофан Затворник, еп. Толкование посланий ап. Павла. Пастырские послания, с. 147; Его же. Толк. 1-го посл. св. Ап. Павла к Коринфянам. М. 1893, с. 627).
В том же духе поучают нас преподобные Варсонуфий Великий и Иоанн Пророк: "Другой веры, кроме преданной от 318 Святых Отцев, я не знаю, и кто мудрствует иначе, нежели она научает, тот сам себя предал анафеме" (Вопросоответ 709). Также и св. Ириней Лионский, во времена которого еще не собирались Вселенские Соборы, писал, что еретики "сами себя удаляют от истинной жизни своими худыми мыслями, и еще худшими поступками" (Цит. по: "Христианское чтение", 1838, с. 135-136; Св. Ириней Лионский. Против ересей. Спб. 1900, с. 312). И св. Максим Исповедник, к словам которого мы еще вернемся в своем месте, о еретиках— монофелитах сказал, что они "сами себя отлучили от Церкви и изобличили в неправомыслии".
И еще Свящ. Писание свидетельствует: "Не веруяй в Сына уже осужден есть" (Ин. 3, 18); и: "у вас будут лжеучители, которые введут пагубные ереси и, отвергаясь искупившего их Господа, навлекут сами на себя скорую погибель" (2 Пет. 2, 1).
Сама архиерейская присяга, приносимая новопоставляемым епископом с обещанием блюсти все каноны и догматы Св. Кафолической Церкви, свидетельствует, что нарушитель их сам на себя произносит отлучение от Церкви, лишается благодати священства. "Аще же обещанное зде мною что преступлю, — клянется епископ, — или божественным правилом явлюся противен... тогда абие (тотчас) да лишен буду всего сана своего и власти, без всякаго извета и слова, и чужд явлюся дара небеснаго, при посвящении возложением рук даннаго мне Духом Святым, (п. 19)" (Цит. по: Никодим, еп. Далматинский. Правила Православной Церкви с толкованиями. Т. 1, Спб. 1911, с. 437).
Согласно всему этому, Восточные Патриархи в своем Окружном Послании Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви разсудили, что православная вера, "будучи уже вполне раскрыта и запечатлена, не допускает ни убавления, ни прибавления, ни другого какого либо изменения, и дерзающий или сделать, или советовать, или замышлять сие, уже отвергся веры Христовой, уже подвергся добровольно вечной анафеме за хулу на Духа Святого... И так, все замышляющие новизну — ересь или раскол, — добровольно облеклись, по словам псалмопевца (Пс. 108, 17) в клятву, яко в ризу, хотя бы то были папы, или патриархи, или клирики, или миряне; пусть даже будет это Ангел с неба, и он анафема да будет, аще благовестит вам паче, еже приясте" (§ 20).
Итак, мы выяснили, что еретики самым своим нечестием осуждают себя и подвергают отлучению от Церкви непосредственно судом Божиим, как учит Пространный Христианский Катихизис: "Грешники нераскаянные, или видимым действием церковной власти, или невидимым действием суда Божия, как мертвые члены, отсекаются от Тела Церкви" (Пространный Христианский катихизис. М. 1895, с. 72). Отсюда и становится понятной та причина, по которой собирались Святые Вселенские Соборы. Собирались они единственно, чтобы констатировать факт уже совершившегося отпадения нераскаянных грешников (коими особенно и являются хулители Духа Святого — еретики) от Церкви Божией, т.е. подтвердить только видимым действием соборного суда невидимое действие суда Божественного, или, иными словами, объявить в отношении тех или иных еретиков во всеуслышание уже совершившуюся волю Божию. Вселенские Соборы собирались отнюдь не для того, чтобы из "заболевших в вере членов Церкви" делать осужденных еретиков, как нечестиво учит Киприан. "Анафема, возглашаемая Церковью, — подтверждает нашу мысль митр. Филарет (Вознесенский), — есть... отлучение от Нее того, кто фактически перестал в ней уже состоять" (Филарет (Вознесенский), митрополит. Проповеди. Т. 1, с. 115). И действительно, сама жизнь подтверждает это на деле. Так, к примеру, когда вор или убийца, и вообще всякий нарушитель гражданского порядка, становится преступником закона: сразу после совершения своего преступления, или только тогда, когда он будет пойман, обличен и приговорен к наказанию судом? Несомненно — сразу после совершения злодеяния. Также обстоит дело и в жизни духовной, где не только всевидящий Бог, — сама совесть, как голос Божий, служит неумолимым судьей отступившему.
Посмотрим же еще из святоотеческих творений, кого св. Отцы Церкви именовали еретиками: тех, кого осудили Соборы, или же тех, которые уклонились от чистого и спасительного исповедания Православной Веры? Св. Василий Великий говорит: "Еретиками назвали древние совершенно отторгшихся и в самой вере отчуждившихся" (См.: 1-е правило св. Василия Великого). В толковании на 14 правило IV Всел. Собора Зонара объясняет: "Под именем еретиков разумеются те, кто приемлют наше таинство, но в некоторых частях учения погрешают и не согласны с православными" (Цит. по: Никодим, еп. Далматинский. Цит. соч. Т. 2, Спб. 1911, с. 370). В Синтагме Матфея Властаря сказано "Еретиками мы называем всех тех, которые не причащаются святых тайн от священников в Святой Церкви Божией" (Алфавитная Синтагма Матфея Властаря. М. 1996, с. 58). Св. Варсонуфий Великий свидетельствует: "Всякий, кто не хранит заповедей Христовых от сердца, есть уже еретик" (Преп. отцев Варсонуфия Великого и Иоанна руководство к духовной жизни. Спб. 1905, с. 342). В Синопсисе говорится: "Еретик тот, кто чужд по вере" (Правила Святых Отец с толкованиями, с. 156). Вообще, по каноническому учению Православной Церкви, изложенному в Номоканоне, "кто не православный, тот — еретик" (Номоканон в XIV тит., XII, 2 (Аф. Синтагма, 1, 261)).
И вот еще свидетельства Свв. Отцов. Св. Марка Ефесского: "Является еретиком и подлежит законам против еретиков тот, кто хотя бы и немногим отклоняется от Православной веры" (Цит. по: "Воздвижение", 1994, № 5); и св. Григория II, папы Римского: "Еретиком объявляют человека, (даже) когда он известен немногим людям и когда обольщения его встречают затруднения — мысли перепутаны и неудобопонятны. И такие, не имеющие смирения, проповедники своих собственных догматов тотчас обнаруживают свое незнание и ослепление, и падают" (Иоанн, еп. Аксайский. Цит. соч., с. 311).
Все эти вышеприведенные цитаты и примеры из жизни и учения свв. Отцов со всею ясностью свидетельствуют нам, что еретики тотчас по исповедании ими ереси обнаруживают свое падение и отчуждение от Бога, благодати Духа Святого и Церкви Христовой, а не тогда, когда осудит их православный Собор.
Вот примеры из церковной истории, из которых видно, что еретики осуждались Святыми и Вселенскими Соборами на том основании, что те уже отпали от Церкви Христовой, вследствие своего нечестивого учения, лишившись и благодати Божией. Так Отцы VII Вселенского Собора об иконоборцах, как уже замечалось выше, постановили, что они и до созыва этого Собора "отпали от истинного учения; восстав против предания кафолической Церкви, они погрешили в понимании истины и, как говорится в "Притчах", заблудились в границах возделываемого ими поля и собирают руками своими неплодие (Пр. 9, 12). Они дерзнули отвергать богоугодные священные приношения и назвали себя иереями, тогда как сами не были такими" (Деяния Всел. Соборов Т. 7, с. 283). Когда перед Отцами V Вселенского Собора встал вопрос об осуждении нечестивого еретика Феодора Мопсуестского и его богохульных сочинений, то Св. Император Юстиниан Великий специально для выяснения дела снарядил в Мопсуест целый собор епископов, который выяснил, что Феодор еще при жизни находился вне общения с Церковью. Св. Юстиниан Великий по этому поводу сказал следующее: "В общении с Церковью находятся только те, которые до конца соблюдают общее учение благочестия, проповедуемое в Церкви; а так как Феодор постоянно пребывал в нечестии, то и умер вне общения с Церковью. Собор, собранный в Мопсуесте, показал, что Церковь не считала его умершим в церковном общении, ибо имя его в Церкви, в которой он был епископом, было вычеркнуто из церковных диптихов" (Иоанн, еп. Аксайский. Цит. соч., с. 236). И на этом основании, т.е. что Феодор Мопсуестский уже давно был отлучен от общения с Церковью, Вселенский Собор предал его анафеме.
Также и все древние еретики, появившиеся гораздо ранее времени Вселенских Соборов, по твердому убеждению Святых Отцов, находились вне общения с Церковью.
Все эти еретики в большинстве своем были осуждены Вселенскими Соборами уже после их смерти. Тем не менее, св. Отцы еще при жизни этих еретиков именовали их еретиками, а не "заболевшими в вере членами Церкви, еще не приведенными к суду", считая их совершенно отпавшими от Христа. Это касалось как тех, которые никогда не принадлежали к Церкви (гностики, манихеи), так и тех, которые вышли из нее (Ориген, Новат, новатиане, донатисты и проч.). Из Отцов того времени, известных своими писаниями против еретиков и раскольников, выделяются: св. Ириней Лионский, св. Ипполит Римский и, особенно, св. Киприан Карфагенский. Из их сочинений можно с достоверностию узнать, как Святая Церковь относилась к древним еретикам, и что в учении свв. Отцов этого времени невозможно найти что—либо похожее на еретическую экклезиологию Митрополита Киприана.
И из того же 15 правила Двукратного Констант. Собора следует, как уже говорилось выше, что отделяющиеся от общения с открыто исповедующим ересь еще "прежде соборного суда" над ним, делают это не почему либо иному, как потому, что его "осуждают", как ясно гласит правило. В этом же правиле еще указывается, что ересь, достойная отделения православного от проповедующего ее, может быть осуждена не только Соборами, но и "или Отцами", т.е. если данная ересь была осуждена хотя бы кем-нибудь из Свв. Отцов, то и в этом случае можно прерывать общение с предстоятелем—еретиком прежде соборного осуждения его. Поэтому невозможно признать, что отлучение на еретиков, провозглашаемое отдельным верующим, "не может заменить соборного приговора Церкви и ее Господа, Иисуса Христа", как хочет думать Митр. Киприан. Как можно отрицать общецерковное значение этих отлучений, если сами свв. Отцы, подавая пример и нам, произносили их, не дожидаясь соборного разбирательства. Святые Отцы, как божественные органы Святого и Животворящего Духа, возвещали этим не свою волю, а волю Божию; и как Господь ненавидит и нисколько не терпит богохульства еретиков, также и рабы Его. "Божественные апостолы, — поучает преп. Иосиф Волоцкий, — священные учителя и святые патриархи, семь святых Вселенских Соборов, на которых были две тысячи святых отцов, и множество святых поместных соборов — все предали еретиков проклятию и нам также повелели проклинать их, отвращаться от них и избегать их" (Иосиф Волоцкий. Просветитель. М. 1993, с. 313-314).
Вот примеры из истории, когда свв. Отцы осуждали еретиков еще до суда Всеправославного Собора. Так св. Целестин, папа Римский, отлучил Нестория; св. Григорий II, папа Римский, проклял императора—иконоборца Льва Исавра и всех, "кого он опутал"; св. благоверный император Юстиниан Великий прежде соборного суда анафематствовал Феодора Мопсуестийского; Святейший Патриарх Константинопольский Михаил Керулларий также прежде суда Вселенского Собора предал проклятию папистов. И св. Максим Исповедник поступил также, осудив монофелитских патриархов. Когда же его пытались заставить приобщиться с патриархом-еретиком, он ответил: "Если и вся вселенная начнет причащаться с патриархом, я не причащусь с ним. Ибо я знаю из писаний святого апостола Павла, что Дух Святой предает анафеме даже ангелов, если бы они стали благовествовать иначе, внося что—либо новое". Из последних слов святого очевидно, что прежде соборного приговора над новоявленными еретиками св. Максим признавал действительным суд Святого Духа, предавшего монофелитов анафеме. Поэтому, на вопрос: почему он не вступит в общение с Константинопольским престолом, преп. Максим ответил, что монофелиты "сами себя отлучили от Церкви и изобличили в неправомыслии. Мало того, сами себя отлучив от Церкви, они низложены и лишены священства на поместном соборе, бывшем недавно в Риме. Какое же тайнодействие они могут совершать? Или какой дух снизойдет на тех, которые ими рукополагаются?" (Жития святых по руководству Четьих—Миней св. Димитрия Ростовского. Кн. 5. Январь. М. 1904,с.710,709). И эти слова св. Максим произнес еще задолго до созыва вселенского Собора, осудившего монофелитскую ересь, и даже собора своей местной церкви, руководствуясь только постановлениями собора церкви Римской. Подобных примеров, когда бы свв. Отцы еще прежде соборного суда осуждали и проклинали еретиков и раскольников, можно найти в великом множестве, если с большой подробностью изучить историю борьбы Церкви с еретиками.
Если Митр. Киприан отказывает в действительности прещений, налагаемых новостильниками и экуменистами на православных "с момента начала их проповеди", то точно также "с момента начала их проповеди" должен отказать им и в принадлежности к Святой Православной Церкви, ибо сам Бог Дух Святой лишает Своей благодати еретиков и раскольников, отсекая эти засохшие ветви от плодоносного древа еще прежде соборного осуждения.
Поэтому ссылка Киприана в своих тезисах (гл. 1) на авторитет св. Целестина, папы Римского, не имеет совершенно никакого основания и является еще одной фальсификацией. Св. Целестин дал Несторию на покаяние всего 10 дней, по прошествии которых в Послании к еп. Иоанну Антиохийскому уже писал: "Мы отлучаем епископа Нестория и всякого последователя ему, который говорит одно с ним, от общения с нами", ибо он "сам себя сделал достойным отлучения" (Деяния Вселенских Соборов. Т. 1, Спб. 1996, с. 180). Это отлучение было Вселенским Собором подтверждено точно также, как и недействительность прещений, налагаемых Несторием на православных. То есть Вселенский Собор признал, что с момента начала проповеди еретиков не только не следует подчинятся их прещениям, но и необходимо считать их вне общения с Церковью, не членами ее.
Против Киприана говорит и преп. Феодор Студит в письме 214 к Мефодию монаху: "Подлинно, как скоро введена ересь, то отлетел Ангел хранитель от тех мест... и такой храм стал обыкновенным домом", т.е. лишенным благодати. Значит, по учению свв. Отцов еретики лишаются благодати именно с момента начала их проповеди.
В своей статье: "Крещенское богословие экуменистов..." Митр. Киприан, напомним, категорически отрицает наличие благодати Св. Духа в еретических таинствах. В подтверждение этого Киприан приводит целый перечень высказываний Св. Отцов: Преп. Нйкодима Агиорита, Св. Василия Великого, Св. Григория Богослова, Св. Иоанна Златоуста, Св. Льва, папы Римского, Св. Амвросия Медиоланского, Преп. Феодора Студита, Св. Афанасия Великого и др.; также указывает на 7-е и 68-е правила свв. Апостол, 34—е правило Лаодикийского Собора. В то же время, Митр. Киприан считает, что те частные мнения некоторых св. Отцов, допускавших в какой-то мере действительность еретических таинств, не могут допускаться практически. Цитируя Г. Флоровского, он утверждает, что "богословие блаж. Августина о таинствах не было принято ни Восточной Церковью в древности, ни византийским богословием" ("Православная Русь", 1994, № 12). Как из этой статьи, так и из его экклезиологии явствует, что действительными еретиками Киприан считает только папистов и все разновидности протестантов, называя нх общим названием "многоимеинных еретиков Запада". Но какими "всеправославными" соборами были осуждены все эти еретики? Ни папистов, ни протестантов никакие "всеправославные Соборы" никогда не осуждали. В 1054 г. только Святейший Патриарх Михаил Керулларий с Собором епископов Константинопольской Церкви предал анафеме папских легатов, а в лице их и всю Римскую церковь. А по учению Киприана это отлучение должно считаться недействительным, поскольку произнесено только от лица одной Поместной Церкви. Тем не менее, папистов и протестантов Киприан еретиками считает, а новостильников, действительно осужденных Соборами Константинопольской Церкви в XVI в., и экуменистов, исповедующих учение, которое объединяет в себе все ереси, почему-то в такой роли признать не хочет. Этим явным противоречием, конечно, разрушается вся богословская система, призванная Киприаном подтвердить его экклезиологические тезисы.
Важно также заметить, что в своем мнении о действительности таинств, совершаемых экуменистами и новостильниками, митр. Киприан опирается не на принцип церковной икономии, а на свое учение о "разделенной" Церкви, которое будет рассмотрено далее.
И, наконец, последнее, на что хотелось бы обратить внимание в этой части критического разбора, это ссылка Киприана на притчу Спасителя о пшенице и плевелах (Мф. 13, 24-30). Киприан пытается убедить нас, что речь в этой притче идет о запрещении Господом преждевременного осуждения еретиков. Но такое его толкование, как впрочем и все остальные, очень сильно "притянуто за уши" и совершенно не соответствует объяснению о сем предмете Св. Отцов. По толкованию Златоуста, а за ним и всех других, речь в этой притче идет не об осуждении еретиков, а об их убийстве. "Господь, — пишет Иоанн Златоуст, — не запрещает обуздывать еретиков, заграждать им уста, сдерживать их дерзость, нарушать их сходбища и заговоры; но запрещает их истреблять и убивать" (Св. Иоанн Златоуст. Творения. Т. 7, Спб. 1901, с. 483). По объяснению Самого Спасителя этой притчи, "поле есть мир" (Мф. 13, 38), а не Церковь, как неправильно толкует Киприан. Поэтому-то "доброе семя — это сыны Царствия". Оно одно и составляет Церковь, а все что вне ее — "плевелы — сыны лукавого". Т.о. пшеница и плевелы сосуществуют друг с другом в одном мире, а не в одной Церкви. Итак, здесь мы еще раз убеждаемся в злонамеренном перетолковании слов Спасителя Киприаном в духе его еретической экклезиологии.

Учение митрополита Киприана о "разделенной" Церкви

Если первое положение экклезиологии Киприана касалось, в основном, учения о благодати, то второе — очень серьезно повреждает догмат о единстве Церкви.
"Православная Церковь как целое, — пишет Митр. Киприан, — непогрешима и непобедима. И врата адова не одолеют ей (Мф. 16, 18), говорит Господь Вседержитель. Однако, христиане и поместные Церкви могут заблуждаться в вопросах веры, то есть, они могут заболеть духовно, и иногда наблюдается некое "проникновение болезни в тело Церкви", как говорит св. Иоанн Златоуст (Против Иудеев, Слово 1, § 1, Р.С. 48, 844). Христиане могут разделяться и внутри Церкви могут появляться "распри", как пишет Апостол Павел Коринфянам (1 Кор. 1, 10-14). Поместные Церкви могут впадать в ересь, как это случилось с древней Православной Церковью Запада, которая впала в великие ереси папизма и протестантизма, и, в конце концов, в ересь ересей — экуменизм" (гл. 1).
"Сегодня Церковь в Греции, к несчастью, разделена и больна. В 1924 году темные силы разделили ее посредством нововведения, тринадцатидневного изменения праздничного календаря... По причине нововведения в праздничном календаре Православные разделились на две части: на болящих в вере и на здоровых; на обновленцев и на противостоящих; на последователей нововведения, как сознательных, так и по неведению, и на противостоящих, которые отделяют себя от ереси ради защиты Православия" (гл. 3).
"Поскольку Элладская Церковь сегодня разделена, Священный Собор объединенной Элладской Церкви в том виде, в каком он существовал до нововведения 1924 года, не может быть созван. Как это всегда было в Православной Церкви, созыв такого Собора станет возможным только тогда, когда разделенные объединятся в Православии... Седьмой Вселенский Собор устами своих Святых Отцов провозгласил, что он состоялся "чтобы разделенных в разногласии привести в согласие, и снять преграду вражды, и возстановить приоритет первоначального основоположения Кафолической (Православной) Церкви" (Послание 7-го Вселенского Собора, М. 13, 408). То есть, он состоялся для того, чтобы разобщенные части Церкви — тогда разделение на иконоборцев, несогласных с православной верой, и Православных, противостоящих иконоборческой ереси — объединились в согласии внутри Православия".
"Итак, пока такой Собор объединения только ожидается и еще должен состояться в будущем, теперь ведется борьба в подвиге православного противостояния. Существование разных синодов противостоящих — признак этого доброго подвига и борьбы за веру. Поэтому они должны рассматриваться в качестве групп и собраний епископов, которые представляют в православном духе противостояние ереси в пользу Православия и ради единства Церкви" (гл. 5).
"В первую очередь требуется не административная организация противостоящих нововведению, как будто они одни составляют объединенную Элладскую Церковь, но прежде всего нужна борьба Православных против ереси, согласно деяниям и учению Святых угодников прошлого" (гл. б) (Митр. Оропосск. и Филийск. Эккл. тезисы..., с. 1, 4-5, 7-9).
Это учение Киприана о "разделенной" Церкви — все от начала и до конца построено на одних допущениях, подтверждения которым невозможно, вопреки словам Киприана, найти в святоотеческом богословии и истории Церкви, и иногда ему приходится прибегать даже к откровенной лжи.
Так Киприан допускает, что Поместные Церкви могут впадать в ересь. Но к чему приложить это утверждение в его экклезиологии — непонятно. Самому Киприану хорошо известно, что Поместная Церковь, впавшая в ересь, перестает быть Церковью Христовой и становится безблагодатным отступническим сборищем, чему ярким примером как раз и служит церковь Запада. Но в ересь ересей — экуменизм впала не одна только эта церковь Запада, но и практически все Поместные Церкви Востока. Теперь, после их отпадения Православие и Церковь представляют Старостильные движения (там, где они есть), а в России — Катакомбная и (до последнего времени) Зарубежная Русская Православная Церковь. Здесь Митрополит Киприан еще раз противоречит себе, когда утверждает, что западные экуменисты — это еретики, а восточные — "заболевшие в вере члены Церкви".
Последний термин выдуман для подтверждения своего еретического учения самим Киприаном, и нигде у св. Отцов не обретается. Напротив, как уже было нами доказано, заболевший в вере, т.е. неправоверующий, есть еретик, отлученный от Церкви Христовой вследствие "самоосуждения" (Тит. 3, 11), невидимого действия суда Божия, или же видимого осуждения свв. Отцами и Соборами, при чем последние только выражают уже совершившееся действие первых. Таково учение святоотеческое и церковное.
Единственная ссылка Киприана на слова Златоуста о "проникновении болезни в тело Церкви" совершенно не доказывает его теории о "разделенной" Церкви и "неосужденных" еретиках. Ничего подобного тому, что выдумал Киприан, Иоанн Златоуст в виду не имел. В его сочинении "Против иудеев" речь шла о некоторых христианах, по недоразумению посещавших еврейские синагоги и соблюдавших иудейские посты. "Этот-то Злой обычай, — пишет Златоуст, — я и хочу теперь изгнать из Церкви" (Св. Иоанн Златоуст. Творения, Т. 1, Спб. 1898, с. 646). Болезнь, которая проникла в тело Церкви в данном случае носила лишь эпизодический характер; ею были больны только некоторые христиане (причем от мирян никак не зависит совершение св. Таинств в Церкви), которых Иоанн Златоуст и намеревался "излечить" своим словом. Болезнь, о которой говорится, следовательно, не была смертельной, и ее уврачевание было возможно усилиями одного епископа, имеющего право совершенно отсекать от Тела Церкви неподдающихся лечению, упорствующих в нечестии, членов. Так в числе орудий врачевания для больного св. Иоанн Лествичник рекомендует употреблять духовный нож после того, как все иные средства к спасению погибающего остались бесполезными. "Нож, — объясняет он духовное значение этого крайнего средства, — есть определение и приговор об отсечении от общества члена умершего душею и согнившего, чтобы он не передал другим своей заразы" (Преп. Иоанна Лествица. Сергиев Посад, 1908, с. 254). Иное дело, когда зараза проникает в высшие эшелоны Церкви, т.е. когда не некоторые миряне или некоторые священники начинают впадать в ересь, но сами епископы оказываются в числе ее сторонников. Тогда уже те, кому вверены Богом само управление Церковью, учительство и право совершения св. Таинств смертельно поражают всю свою местную церковь и подлежат суду епископов той Церкви, которая осталась верной Православию. В обоих случаях все впавшие в ересь подлежат отлучению от Церкви, и тем самым сохраняются единство Церкви и истина. "Церковные уставы, говорит Великий Василий, — обличенных в тяжких грехопадениях отлучают от прочего тела, да не мал квас все смешение повредит (1 Кор. 5, 6). Посему, согласно с волею благого Бога— отнимать беззаконных от народа... А сколько вредно не отделять беззаконных от общения со святыми членами Христовыми, сие выразил Апостол, укоряя Коринфян за то, что они не плакали, да измется от среды их содеявый дело таковое (1 Кор. 5, 2)" (Св. Василий Великий. Творения, Т. 1, Спб. 1911, с. 262).
Итак должно отлучать еретиков, и отлучать немедленно, чтобы не повредить вере православных и не сделать их вместе с еретиками добычей диавола. Очевидно, что Митр. Киприан, допуская членство в одной с православными Церкви еретиков (а себя считая частью их еретического сборища), не отлучая их от сообщества верных, и оставляя за ними звание "православных", наносит тягчайший урон Церкви Христовой и вместе с этим является противником воли Всеблагого Бога, по слову св. Василия.
Далее Киприан указывает на слова Ап. Павла в 1 Кор. 1, 10-14 о том, что в Церкви могут появляться "распри". Слово "распри" Киприан понимает, как разделение внутри Церкви по причине заражения части ее членов ересью. Насколько ложно такое толкование можно судить по тому, как объясняли это место в Послании Павла к Коринфянам Святые Отцы. В Послании сказано так: "Молю же вы, братие, именем Господа нашего Иисуса Христа, да тожде глаголете вси, и да не будут в вас распри, да будете же утверждени в томже разумении и в тойже мысли". В толкованиях Епископа Феофана Затворника говорится по этому поводу следующее: "Различие в словах: в томже разумении — нои и в тойже мысли — ?????, бл. Феодорит объясняет так: "не за разность догматов укоряет их, но за споры и соперничество о предстоятелях: смысл проповеди, говорит Апостол, один (сие и выражает словами: в томже разумении), но расположение уже не одно (сие и означает словами: в тойже мысли). Посему умоляет их, одно содержа в мысли и одинаково разумея, не делать раздора, и не препираться напрасно о настоятелях". Св. Златоуст определеннее сказывает, что есть гноми. "Бывает и то, что при согласии в мыслях еще нет согласия в духе, например, когда мы, имея одну и ту же веру, не соединены между собою любовию. В этом случае мы согласны в мыслях: ибо думаем одинаково; но еще не согласны по духу гноми). То же было и в Коринфе, где один держал сторону того, а другой другого. Посему Павел и говорит, что подобно быть утвержденными (слаженными) в томже разумении и в тойже мысли. Ибо распри у них происходили не от различия в вере, но от несогласия в духе по человеческому тщеславию"" (Феофан Затворник, еп. Толкование Первого послания св. Ап. Павла к Коринфянам. М. 1893, с.45-46).
В том же толковании Еп. Феофан объясняет, что Апостол только предостерегал от действительного разделения Коринфян, ибо "такого распадения еще нет; Апостол только будто опасается его". По мнению Феофана разделения и не может быть, потому что, "когда одежду раздирают на части, и части никуда негожи и одежда пропала... И части, на какие разделитесь, не представят ничего здравого, и целое уничтожится" (Феофан Затворник, еп. Толкование Первого послания св. Ап. Павла к Коринфянам. М. 1893, с.45-46). Таким образом, Еп. Феофан не допускал возможности разделения в Церкви без того, чтобы все разделенные части от нее не отпали бы совершенно. "В ней, — однозначно подтверждает все сие св. Василий Великий, — содержит и сочетавает каждый член в единомыслии с другими единая и истинно единственная Глава, которая есть Христос. А если между членами нет единомыслия, не сохраняется союз мира, не соблюдается кротость в духе, находятся же разделение, распря и зависть: то очень дерзко было бы назвать таковых членами Христовыми, или сказать, что они под управлением Христовым" (Св. Василий Великий. Творения, Т. 2, Спб. 1911, с. 289).
Догмат о единстве Церкви не допускает никакого разделения в едином Теле Христовом, тем более, на православных и еретиков. Лучше всех, пожалуй, этот догмат сформулировал известный сербский богослов архимандрит Иустин (Попович). "Церковь, — писал он, — не может разделиться ни по какому закону, ибо всякое разделение означало бы ее смерть... Как у Господа Иисуса Христа не может быть нескольких тел, так у Него не может быть и нескольких Церквей, отсюда: разделение, раздел Церкви есть явление онтологически и по существу невозможное. Разделений Церкви никогда не было и не может быть, а были и будут только отпадения от Церкви... От единой и неделимой Церкви в разные времена отделялись и отпадали еретики и раскольники, и этим отделением они переставали быть членами Богочеловеческого Тела Церкви" (Иустин Попович, архим. Православная Церковь и экуменизм. М. 1993, с. 34-35). Тоже самое говорится и в Катихизисе Митр. Антония (Храповицкого) (Вопр.: Можно-ли допускать, что когда-либо произошло или произойдет разделение Церкви или разделение Церквей? Отв.: Ни в каком случае: от единой нераздельной Церкви в разное время отделялись или отпадали еретики и раскольники и через то переставали быть членами Церкви, а Церковь своего единства утратить не может". — Антоний (Храповицкий), митроп. Опыт Христианского катихизиса. Изд. Австрал.-Новозел. еп. 1989, с. 65). Собор русских заграничных иерархов в своем Послании от 18 нояб./1 дек. 1962 г. также исповедал: "Мы не можем стать на их (экуменистов) точку зрения, что Церковь разделилась. Мы веруем во Единую Единственную Церковь, глава Которой Христос. Как один глава, так и одно тело — Церковь. Если дом разделился сам в себе, то не может устоять. Так и Церковь, разделившись, перестала бы быть Церковью. Могут быть лишь отпадения от Церкви, уход от нее отдельных лиц или целых групп инакомыслящих." И Определение Архиерейского Синода РПЦЗ от 18/31 дек. 1931 г. гласит: "Сохраняя Веру во Единую, Святую, соборную и Апостольскую Церковь, Архиерейский Синод исповедует, что Церковь сия никогда не разделялась".
Православное богословие, впрочем, иногда допускало такие выражения, как "раскол в Церкви", "раздрание Тела Христова" и проч. Но подобная терминология всегда употреблялась только в смысле допущения, но не в смысле возможности. В вопросоответах Препп. Варсонуфия и Иоанна предлагается следующее объяснение этому. "Вопрос 810. Ты сказал, Отец мой, что когда город разделится во мнениях, то и недостойные бывают соучастниками блага, даруемого им ради достойных. Как же сбудется сказанное в Писании: всяко царство, раздельшееся на ся, не станет (Мф. 12, 25); ибо вот город разделяется, а ради добрых граждан весь устоит? Ответ. Разделяться говорится относительно того, когда обе части уклоняются в злое, и тогда сбывается это: не станет. Явно, что стоять во благом не производит разделения, ибо учение Апостольское одно. И Апостол сказал: аще ли неверный отлучается, да разлучится (1 Кор. 7, 15). Что же, скажем ли, что от сего разделилась Церковь, и не станет! Да не будет! ибо Господь сказал: врата адова не одолеют ю (Мф. 16, 18). Но не устоявший в части благого, сей отделился от нее, устоявший же не отделился" (Препп. отцев Варсонуфия Великого и Иоанна Руководство к духовной жизни, с. 473-474).
Несмотря на то, что Митр. Киприан допускает членство в Церкви новостильников и экуменистов, он в то же время считает возможным организацию отдельной от новостильников иерархии и отдельных священнодействий Чтобы обойти каноны Церкви, запрещающие устроение "самочинных сборищ" (ведь если Киприан новостильную иерархию признает православными членами Церкви, как и он сам, то он по отношению к ним создает "самочинное сборище"), Митр. Киприан и изобрел новую теорию, по которой ереси можно "противостоять" в одной Церкви с еретиками, или другими словами — возможность организации в Поместной Церкви, по выражению Киприана, "заблудшей в вопросах веры", параллельной Церкви, "противостоящей нововведению". С одной стороны Киприан считает новостильников и экуменистов православными членами Церкви, с другой — почему-то признает возможным отделяться от них.
Также Киприан находит возможным ограничить в правах тех членов Церкви, от которых отделяется, и делает это совершенно произвольно. Если епископ — член Церкви, то он обладает всей полнотой дарованной ему Богом власти; если же не признать за ним полноту епископской власти — значит отказать ему в принадлежности к Церкви Христовой.
"Во взаимных отношениях друг с другом, — пишет Архиепископ Аверкий, — все Епископы, как братия, руководятся лишь братскою любовью и тем единомыслием, которое, само собою, естественно должно вытекать из их принадлежности к Единой Кафолической Церкви и обуславливаться общностью их стремлений и интересов". "Единомыслие всех Епископов... является главным признаком кафоличности, или соборности Церкви, а также вполне определенное указание на то, что каждый Епископ в своей епархии и в "местах, к ней принадлежащих", обладает всей полнотой иерархической власти, а потому никакой другой Епископ, ни даже сам "первый между равными", не имеет права во внутренние дела его епархии вмешиваться" (Аверкий (Таушев), архиеп. Верую во Едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь. Джорд. 1964, с. 7). Очевидно, что теория Киприана о "противостоянии" внутри "разделенной" Церкви никак не укладывается в каноническом праве, и в его свете для Киприана существует только два выхода из его неканонического положения: либо он снова входит в подчинение новостильному епископату, т.к. считает их членами Церкви, либо отказывает им в принадлежности к Церкви. И это потому, что "Церковь Кафолическая, — по словам св. Киприана Карфагенского, — едина, неразделима и нераздробима, но повсюду соединена и скреплена узами согласующихся между собою пастырей" (Цит. по: Макарий (Булгаков), митроп. Православно-догматическое богословие, Т. 2, с. 154.). "Епископство нераздельно", — говорит он же в своем трактате о единстве Церкви.
Тоже самое обстоит и со святейшим таинством Евхаристии. Если православные и экуменисты — члены Единой Церкви, как утверждает Киприан, то между ними обязательно должно быть евхаристическое единство; если этого единства нет — значит кто-либо из этих двух членами Церкви не является. В противном случае мы неизменно должны придти к еретической "теории ветвей" и к экуменическому учению о "разделенной Церкви" со всеми вытекающими из этого последствиями.
Далее в своей экклезиологии Митр. Киприан развивает еще одну ложную теорию — о "Соборе Объединения". По мнению Киприана, Собор, который полномочно мог бы разрешить новокалендарный и экуменические вопросы, может состоятся только тогда, когда все "разделенные объединятся в Православии". Но здесь же Киприан, ссылаясь на пример VII Вселенского Собора, пишет, что "он состоялся для того, чтобы разобщенные части Церкви... объединились в согласии внутри Православия". То есть совершенно очевидно, что Вселенский Собор состоялся до того, как разделенные части объединились. Киприан же, снова противореча сам себе, самый созыв Собора ставит в зависимость от этого объединения.
Ссылка тезисов (гл. 5) на Послание VII Всел. Собора к киприановской теории о "разделенных членах Церкви" не имеет никакого отношения, ибо речь там идет о "разделенных в разногласии", а не о "разделенных в Церкви" или "разделенных в вере".
Процитируем еще некоторые возражения против данного положения киприановской экклезиологии: "Здесь провозглашается, что Собор дня осуждения какой-либо ереси не может быть созван без участия самих еретиков (согласно терминологии данного текста "членов Церкви, заболевших в вере"). Более того, Собор может быть созван лишь для объединения разделенных частей Церкви, являясь одновременно плодом этого объединения в вере. Ниже, на стр. 9, каждый Вселенский Собор с I по VII названы "объединяющими", из чего логически следует, что осужденные на них еретики — ариане, несториане, монофизиты и проч. — тоже были "болящими в вере членами Церкви"! Следуя далее этой логике, мы должны будем и Римо-католиков с протестантами признать "еще не осужденными членами Церкви", так как со времени их отделения не было (и до "объединения их в Православии" не может быть) общего с ними Собора объединенной/неразделенной Вселенской Церкви! Именно так и говорят экуменисты, доказывая принадлежность латинян к Церкви.
Существование осужденных Вселенскими Соборами ересей спустя много времени после них, а некоторых даже и до ныне (например, монофизитство и несторианство /здесь следует заметить, что множество древних ересей ныне воплощает в себе протестантизм — В.К./) исторически доказывает несостоятельность понимания Соборов исключительно как "объединяющих". К тому же из истории мы знаем, что II, V и VI Вселенские Соборы проходили без участия еретиков" (М.И. Экклезиологические антитезисы, или некоторые возражения митр. Киприану. Машинопись, с. 6—7).
И, наконец, последнее, к чему приходит злоумие Митр. Киприана — это теория ветвей внутри самого старостильного движения в Греции. Эту теорию он вывел уже для того, чтобы оправдать свои раскольнические действия, учиненные им дважды в Греческой Старостильной Церкви. Если отделение от новостильников и экуменистов в принципе оправдано, т.е. по вопросам вероучения, то как оправдать отделение от законной иерархии, в этих вопросах непогрешающей? Ответ на этот вопрос Киприан дать, конечно, не в состоянии, кроме того, что никто из старостильных синодов на сегодняшний день "не представляют собой Собора объединенной Православной Церкви в Греции" (гл. 5). Таким образом, Митр. Киприан и вовсе дошел до нелепого утверждения, что по-настоящему православного синода в Греции нет, а существуют только "противостоящие" ветви старостильников, не имеющие права никого осуждать.
В последнем цитированном нами утверждении Киприана о том, что "административная организация противостоящих не требуется" скрывается не только еретическое учение о "невидимой" Церкви, столь излюбленное экуменистами, но и повод безконечному дроблению старостильного движения в Греции, что доказывается на деле самими раздорническими действиями Митр. Киприана.
С другой стороны, Киприан признает, что все старостильные синоды в Греции "противостоят ереси в духе Православия". Но в тоже время, киприановцы считают эти синоды "экстремистскими" и даже впрямую — "неправославными", как это мы уже видели в цитированном выше их труде по истории Греческой Старостильной Церкви. Если все же признать за их официальное мнение, что эти старостильные синоды православны, то на каком основании киприановцы принимают в общение членов этих синодов без отпускных грамот?
И напоследок хотелось бы привести еще одно явное противоречие в практике киприановцев, расходящейся с их официальными экклезиологическими положениями. Так экклезиология Киприана именует новостильников и экуменистов "членами Церкви". Следовательно, как члены Церкви, новостильники и экуменисты должны быть присоединяемы не к Церкви, а к Православию, если во всем точно следовать экклезиологическим тезисам. Но вот перед нами другой документ синода Митр. Киприана, одно название которого свидетельствует о противном: "Чин возвращения в Православную Церковь Отеческого Месяцеслова из экуменического новшества "нового календаря"", в котором есть следующие слова, произносимые от лица присоединяющего:"... благодарим Тя, яко сего раба Твоего (имярек)... сподобил еси его возвратитися и сопричтену быти неновшествующей Православней Церкви Отеческаго Месяцеслова" (Чин возвращения в Православную Церковь Отеческого Месяцеслова из экуменического новшества "нового календаря". Фили, Аттика, Греция, 1992.). Исходя из этих слов, либо нужно признать, что новостильники не суть члены Церкви, или же необходимо исповедовать две Церкви Православные: одну "новшествующую", а другую "неновшествующую". Если принять первое, то надо отвергнуть экклезиологию Киприана, а если второе, то значит впасть в очевидную ересь.
На этом можно закончить опровержение экклезиологических тезисов Митр. Киприана, уяснив для себя, что его учение, в свете учения Православной Церкви, является очевидной экуменической ересью, а не как не частным мнением, как это пытаются представить некоторые защитники печально свершившегося объединения Русской Православной Церкви Заграницей с Синодом "Противостоящих".
В.К. Санкт-Петербург